Трагедия «Пир во время чумы» Пушкина: краткое содержание, анализ и смысл трагедии

Пир во время чумы. Анализ пьесы для театра

«Пир во время чумы», как и все «маленькие трагедии», написан Пушкиным в Болдине осенью 1830 г. Этот год для Пушкина был поворотным и в творческом, и в личном плане. Он сочетал в себе решение Пушкина жениться и страстное ожидание свадьбы, Болдинскую осень – окончательное расставание с романтизмом и переход к реализму, завершение многолетнего труда, романа «Евгений Онегин», небывалую плодотворность, расчёт с творческими «долгами» перед кардинальным шагом в личной жизни, глубокую сосредоточенность, высочайший подъём вдохновения, воплотившийся в самых разных жанрах и родах литературы.
«Маленькие трагедии» А.С. Пушкина – пьесы для театра. В названиях – соединение несоединимого, оксюморон: скупой не бывает рыцарем, камень не ходит в гости, пир и чума – две вещи несовместные, подобно Моцарту и Сальери. Эта особенность названий отражает, несомненно, идею и сверхзадачу Пушкина. Главная проблема его творчества в целом – проблема человека. В «маленьких трагедиях» тоже затрагивается проблема: как в критической ситуации оставаться человеком, как сохранить в себе гуманность, думая не только о себе и о своём благополучии. Разрушительным стихиям скупости, зависти, похоти, страха человек должен противопоставить свою добрую волю. Это проблема выбора.
Внешним поводом к написанию трагедии считается эпидемия холеры в России, запершая поэта в Болдине на три месяца. «Пир во время чумы» представляет собой перевод отрывка одной из 13 сцен пьесы английского писателя Вильсона «Чумной город». При этом Пушкиным сокращено количество действующих лиц, введены два оригинальных фрагмента: песни Мери и Председателя, в которых, следовательно, заключён особый смысл для понимания сверхзадачи драматурга. «Пир во время чумы» – пьеса, идея которой касается каждого человека, живущего в наше время.
Что такое для Пушкина чума? Это не просто эпидемия. Это стихия, которая ломает привычные условия жизни, угрожает её безопасности, грозит увлечь во мрак. Противостояние человека стихии страха перед неминуемой смертью – тема данного произведения.
Средневековый город охвачен чумой. Чтобы отвлечься от страха, вызванного смертельной опасностью, несколько молодых людей и девушек устраивают пир на улице. В самом начале действия выясняется, что это не первое их сборище и что участников постигла первая потеря – умер Джаксон. Страх, пир во время чумы и смерть Джаксона – это предлагаемые обстоятельства пьесы.
Что происходит на сцене? Молодой человек предлагает тост в память новопреставленного «с весёлым звоном рюмок, с восклицаньем, как будто б был он жив». Он отрицает смерть, отрицает очевидность, хочет отгородиться от явной и неминуемой опасности. Джаксон не был председателем, это просто шут, весельчак. Позавчера он был жив – сегодня уже мёртв. Между смертью Джаксона и нынешним пиром не собирались.
Выборы председателя прошли до начала действия. Он другой, нежели остальные пирующие. Поэтому его и выбрали. Это представитель духовной элиты. Он умён, более образован, более развит как личность, чем его собутыльники, включая Молодого человека, который хочет, чтобы им руководил «супермен», а не размазня. Иначе Молодому человеку не спрятаться от страха. Председателю льстит своё нынешнее положение над толпой, это его способ не замечать страшной действительности.
Похоже, что Молодой человек своим тостом желает уколоть Председателя. Внешне почтительно он, по сути, подчёркивает несоответствие поведения Председателя занимаемой должности. Значит, Вальсингам в начале пьесы «пасмурен», «расстроен» (говоря словами Сальери о Моцарте), молчалив, не блестит всегдашним умом, его мысли захвачены «заразой» и насланным ею мраком. Молодой человек хочет, чтобы тот изменил своё состояние и поведение, был более решителен.
Следующее событие – предложение выпить молча, – по сути, принятие Председателем вызова, и все с облегчением подчиняются его воле (у них своей воли нет, она парализована страхом). Председатель оправдывает свою грусть и меланхолию. Джаксона не спасли от смерти ни весёлость, ни остроумие, ни твёрдость духа. Вальсингам только что пережил смерть матери и возлюбленной жены, от этого ему больно, он хочет забыть о боли, поэтому он здесь.
Продолжая руководить и желая забыться, он просит Мери спеть. Но Мери фактически поёт о нём и его Матильде. Забыться не удалось, всё, что было в душе, всколыхнулось. Председатель смущён. Смущение скрывает он за словами. Это просто слова, не выражающие его мыслей, но призванные уверить пирующих, что он контролирует ситуацию. Последние слова реплики:
«Нет, ничто
Так не печалит нас среди веселий,
Как томный, сердцем повторённый звук!» –
чистое оправдание того, что, слушая песню, Вальсингам чуть не зарыдал (он с собой еле справляется, но справляется).
Мери во время песни захвачена событиями, о которых поёт. Она простодушная, искренняя девушка, очень сердечная, человечная, не проститутка, как Луиза и другие девки за столом. Она единственная, кто сочувствует горю Вальсингама, а остальные видят только себя и свой страх. Они во время её песни не задумываются. Им этого не надо – они должны отвлечься. Звон бокалов, стук кружек, поцелуи, объятия. В этом не участвуют только Мери и Председатель.
У Мери, скорее всего, тоже горе. Она вся в своём внутреннем мире. На уличный пир она пришла, чтобы не быть одной перед лицом смерти. Она поёт о себе, хотя необязательно в её жизни была потеря возлюбленного. Она сочувствует и этим побеждает страх. Внутренний смысл её реплики о родителях – успокоить Вальсингама. Мери не реагирует ни на что и ни на кого, кроме него, потому что остальные для неё чужие. Она достаточно умна, чтобы заметить отличие Председателя от них. Симпатизирует ему.
Из этой симпатии вытекает ревность Луизы. Она хотела бы соблазнить Председателя, который был известен своей любовью к жене. Луизе удаётся своей репликой ошельмовать Мери в глазах пирующих. Только Председатель не поддаётся на эту уловку. Он прерывает Луизу и переключает внимание всех на новый объект.
Появляется телега с трупами. Это лакмусовая бумажка: кто как справится со страхом. Все пирующие в ступоре от ужаса, Луиза в обмороке, Председатель мобилизуется. Мери, в соответствии со своей натурой, борется со страхом, помогая ближнему. Она в растерянности обмахивает Луизу, бьёт по щекам, чтобы привести в чувство. Председатель ей даёт совет: «Брось, Мери, ей воды в лицо!» – следуя которому, Мери добилась своей цели: Луиза очнулась. У последней совсем не то настроение, как вначале, она во власти страха. Мери, которую пирующие только что осмеяли, жалеет Луизу, приголубливает её, гладит, обнимает. Председатель не удерживается от иронического замечания насчёт «нежного» и «жестокого» сердец. Мол, страсти не избавляют от страха смерти.
Молодой человек, усматривая в поведении Председателя новое отлынивание от обязанностей, просит его спеть «буйную, вакхическую песнь», соответствующую его желанию развеселиться, несмотря на окружающее горе.
Это иллюстрация известной коллизии: толпа ангажирует поэта. Тот, кто выше по развитию, подвергается искушению стать духовным водителем толпы. Если он на это идёт, толпа заставляет такого человека, «супермена» и поэта, служить своим низменным интересам. (NB: иногда в роли «толпы» выступает государство. Как раз в 1830-м царь посоветовал Пушкину переделать «Годунова» в роман наподобие Вальтера Скотта.) Толпе нужно воспевание её духовного отступничества. И получается наоборот: поэт служит толпе и подчиняется её воле.
Председатель сам удивлён, что вдруг странная ему пришла охота к рифмам и он сочинил гимн в честь чумы. Такое впечатление, что, если бы Молодой человек не попросил спеть, то Председатель бы утаил свой гимн. Глубокий и тонкий по натуре, он сам понимает, что сочинение недостойно автора. Но в нём выразилось требование момента, требование толпы. «Утопим весело умы», – у кого они были, больше в них не нуждаются. Главное – не думать. Следствие не заставляет себя ждать: Председатель переходит к прославлению чумы как смертельной опасности, в условиях которой можно проявить храбрость, испытать острые ощущения. «Всё, всё, что гибелью грозит, для сердца смертного таит неизъяснимы наслажденья – бессмертья, может быть, залог». Но настоящая смелость всегда окрашена любовью! Этого в гимне нет.
Пирующие принимают гимн в честь чумы с восторгом. Они веселятся истерически – ведь ничего весёлого в самой песне Председателя нет. Им весело, что они попрали всё, что считалось святым. Они к этому были уже готовы в сцене с Мери. А здесь получили теоретическое подтверждение своей правоты. Мери уходит внутрь себя, в танцах и веселье не принимает участия. Именно это момент духовного падения Вальсингама, о котором он потом скажет: «Я здесь удержан… сознаньем беззаконья моего…» Он подчиняется слепой стихии, играет с дьяволом. Справедливость этого предположения доказывается появлением Священника.
Позиция Священника – третий вариант борьбы со страхом: молиться. Не случайно он приходит в ответ на гимн: восторги среди смерти, пир во время чумы, называние зла добром не просто неэтичны, но недопустимы. Но пирующие не видят никого и ничего, кроме себя и своего страха. Об этом говорят хоровые реплики: «Он мастерски об аде говорит! Ступай, старик, ступай своей дорогой!»
Священник убеждает, что молитва приведёт всех после смерти в рай и на небесах они встретят утраченных возлюбленные души. Он протестует против греха, потому что это отступничество не только от Бога, но от себя как от человека, это служение бесам (не случайно сравнение: «как будто бесы погибший дух безбожника терзают. »). Председатель пытается возразить попу. Тот узнаёт Вальсингама, личность которого до сих пор была скрыта для окружающих за обозначением внешней роли. Теперь Священник обращается к его внутренней сущности: «Ты ль это, Вальсингам?» В том, как себя вёл секунду назад Председатель, объяснение этого недоумения. Он пытался предводительствовать толпой, обеспечить успех борьбы со страхом весельем, поцелуями, вином, грехопадением. Он не хочет возвращаться к себе, несмотря на призыв Священника, – это слишком больно. Отвечает ему дерзко. Он знает себе цену, знает, что его поведение недостойно его самого. Он утратил на пиру во время чумы самую дорогую часть себя, упал слишком низко в собственных глазах, поэтому – «поздно». Он обозначает своё отношение к призывам Священника: «Иди же с миром, но проклят будь, кто за тобой пойдёт!» Почему? Остаться пировать или идти молиться – это два принципиально различных подхода к действительности. Второй не подходит Председателю, так как он, очевидно, утратив двух дорогих ему существ, мать и жену, потерял веру в Бога.
Пирующие одобряют решение Председателя, они слушали его спор со Священником с опаской. Председатель и его Гимн чуме подняли их пир на идейную высоту, а если Председатель уйдёт, осудив их, они останутся одни со своим страхом; идейный, смелый вызов смерти превратится в банальную попойку (чем он в самом деле и является…).
Главное событие пьесы – реплика Священника о Матильде. После неё Председатель встаёт – так автор обозначает кардинальную перемену, выход персонажа на иной уровень состояния. Снизу, от «любоначалия», то есть от желания духовно руководить толпой, дух его тщетно стремится туда, откуда его низвергла трагедия жизни: «Где я? Святое чадо света! Вижу тебя я там, куда мой падший дух не досягнёт уже…» Вопрос – показатель того, что Вальсингам опомнился, выглянул из своей маски и может задуматься о том, где его место. Любовь к умершей жене помогает ему. Здесь перекличка с песней Мери.
Женская реплика: «Он сумасшедший; он бредит о жене похоронённой», – за насмешливой, издевательски-иронической интонацией скрывает страх, что Председатель их покинет. «Сумасшедший», «бредит» в данном контексте – оценки, вывернутые наизнанку, показывающие ненормальность критериев оценивающего. Выражение общего отношения пирующих к тому, что происходит с Председателем, подтверждает наше мнение о них самих.
Священник, не обращая внимания на эту реплику, отвечает «сквозным» образом на предыдущий поступок Вальсингама: «Пойдём, пойдём…»
Вальсингам отвечает Священнику ласково и с глубоким страданием: «Отец мой, ради Бога, оставь меня!» «Ради Бога» здесь не просто междометие. Это вектор изменений, к которым Священник подталкивает его. Прощальная реплика Священника полна доброжелательства. Но он уходит, чтобы опять молиться, потому что для остального у него не хватает сил.
Последнее событие пьесы: «Пир продолжается. Председатель остаётся погружён в глубокую задумчивость». Ни на кого, кроме Председателя, не подействовало появление Священника. Тот приходил из-за Вальсингама. Из-за него происходят все события «маленькой трагедии». Это центральный образ. О чём задумался Председатель? Скорее всего, о том, как поступать дальше. Ему не подходит ни путь Священника – он утратил веру в Бога, ни путь пирующих – он не может больше подчиняться воле толпы, не хочет служить дьяволу, отступать от себя самого. Но он не может и оставить собутыльников, потому что в силу своего интеллектуального превосходства понимает, что отвечает за них. Они ему поверили, потянулись за ним – он не может их оставить. Появление Священника заставляет его задуматься: туда ли он их ведёт? Гуманистический путь сочувствия и помощи ближнему показывает в пьесе Мери.
Сверхзадача этого спектакля в моём видении – заставить людей задуматься о выборе своего пути, своего нравственного облика в наше трудное время. Время всегда трудное для того, чтобы оставаться человеком. Поэтому проблема подобного выбора волновала Пушкина в его время, поэтому она волнует и нас.

Читайте также:  Краткая биография Фонвизина, интересные факты из жизни, семья

Краткое содержание «Пир во время чумы»

Трагедия «Пир во время чумы» Пушкина была написана в 1830 году, по мотивам отрывка поэмы Джона Вильсона «Город чумы», который как нельзя лучше подчеркивал настроение писателя. Из-за разбушевавшейся эпидемии холеры Пушкин не мог покинуть Болдино и увидеться со своей невестой в Москве.

Для лучшей подготовки к уроку литературы, а также для читательского дневника рекомендуем читать онлайн краткое содержание «Пира во время чумы».

Главные герои

Вальсингам – председатель пиршества, смелый и отважный юноша, сильный духом.

Священник – воплощение благочестия и истинной веры.

Другие персонажи

Молодой человек – жизнерадостный юноша, в котором через край бьется энергия молодости.

Мери – печальная, задумчивая девушка.

Луиза – внешне сильная и решительная девушка, но на самом деле очень чувствительная.

Краткое содержание

На улице стоит стол, уставленный богатыми яствами. За ним сидят несколько юношей и девушек. Один из присутствующих, молодой человек, обращается к компании и напоминает всем о беззаботном Джексоне, чьи шутки неизменно поднимали всем настроение. Однако теперь неунывающий Джексон, став жертвой свирепой чумы, лежит в холодном гробу. Молодой человек предлагает поднять бокалы вина в память о близком друге « с веселым звоном рюмок, с восклицаньем, как будто б был он жив ».

Председатель соглашается с предложением почтить память Джексона, который первым выбыл из их дружеского круга. Но только хочет сделать это в тишине. Все соглашаются.

Председатель просит Мери, чей голос « выводит звуки родимых песен с диким совершенством », спеть честной компании грустную песню, чтобы затем вновь с удвоенной силой обратиться к веселью.

Девушка поет о своей родине, которая совсем недавно процветала, но теперь превратилась в пустошь – закрыты школы и церкви, некогда щедрые поля пришли в запустение, не слышны веселые голоса и смех местных жителей. И только на кладбище царит оживление – один за другим сюда приносят гробы с жертвами чумы, и « стенания живых боязливо бога просят упокоить души их ».

Председатель благодарит Мери « за жалобную песню », и предполагает, что на родине девушки в свое время бушевала такая же страшная эпидемия чумы, как и та, что уносит сейчас жизни людей.

Внезапно в их разговор вмешивается решительная и дерзкая Луиза, утверждающая, что подобные заунывные песни уже давно не в моде, и лишь наивные души « рады таять от женских слез ».

Председатель просит тишины – он прислушивается к стуку колес телеги, нагруженной трупами. При виде этого страшного зрелища Луизе становится плохо. Своим обмороком девушка доказывает, что она жестока и бессердечна лишь на первый взгляд, на самом же деле в ней скрыта нежная, ранимая душа.

Придя в себя, Луиза делится странным сном, что привиделся ей во время обморока. Страшный демон – « весь черный, белоглазый » – звал ее в свою страшную телегу, наполненную мертвецами. Девушка не уверена, был то сон или явь, и задает этот вопрос своим друзьям.

Молодой человек отвечает, что, хоть они и находятся в относительной безопасности, но « черная телега имеет право всюду разъезжать ». Для поднятия настроения он просит Вальсингама спеть « вольную, живую песню ». На что председатель отвечает, что споет не веселую песню, а гимн в честь чумы, который он сам написал в минуту вдохновения.

В мрачном гимне возносится хвала чуме, которая не только « льстится жатвою богатой », но и дарует небывалое упоение, которое может ощутить сильный духом человек перед смертью.

Тем временем к пирующим приходит священник, который упрекает их в неуместном, кощунственном веселье во время столь страшного горя, охватившего весь город. Старец искренне возмущен тем, что их « ненавистные восторги смущают тишину гробов », и призывает молодых людей опомниться.

Пирующие прогоняют священника, но тот умоляет их прервать чудовищный пир и разойтись по домам. В противном случае они никогда не смогут встретиться на небесах с душами своих родных и близких.

На что Вальсингам отвечает, что « юность любит радость », а дома царит мрачное настроение. Священник напоминает юноше, что тот сам три недели назад похоронил мать, и « с воплем бился над ее могилой ». Он уверен, что несчастная женщина со слезами на глазах наблюдает за своим пирующим сыном.

На приказ священника Вальсингам отвечает решительным отказом, поскольку на пиру он удерживается « отчаяньем, воспоминаньем страшным », и он попросту не вынесет ужас мертвой пустоты своего дома. Председатель просит священника ступать с миром и не докучать им своими проповедями.

Удаляясь, священник в своем последнем слове упоминает чистый дух Матильды – умершей жены Вальсингама. Услышав имя горячо любимой супруги, председатель утрачивает душевное равновесие. Его печалит, что душа Матильды взирает на него с небес и видит его не таким « чистым, гордым, вольным », каким всегда считала его при жизни.

Священник в последний раз просит Вальсингама покинуть пиршество, но председатель остается. Но он уже не предается, как прежде веселью – все его мысли витают где-то очень далеко…

Заключение

В своей книге Пушкин показывает страх смерти в качестве катализатора человеческой сущности. Перед лицом неминуемой гибели все ведут себя по-разному: кто-то находит утешение в вере, кто-то пытается забыться в разврате и веселье, кто-то изливает свою душевную боль в лирике. Но перед смертью все равны, и скрыться от нее нет никакой возможности.

После ознакомления с кратким пересказом «Пира во время чумы» на нашем сайте рекомендуем прочесть трагедию в полной версии.

Тест по трагедии

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

«Пир во время чумы», анализ пьесы Пушкина

История создания

Пьеса «Пир во время чумы» была написана в 1930 г в Болдине и напечатана в 1832 г. в альманахе «Альциона». Для своей «маленькой трагедии» Пушкин перевёл отрывок драматической поэмы Джона Вильсона «Город чумы». В этой поэме изображается эпидемия чумы в Лондоне в 1666 г. В произведении Вильсона 3 акта и 12 сцен, множество героев, среди которых главный – благочестивый священник.

В 1830 г. в России свирепствовала холера. Пушкин не мог приехать из Болдина в оцепленную карантинами Москву к невесте. Эти настроения поэта созвучны состоянию героев поэмы Вильсона. Пушкин взял из неё наиболее подходящий отрывок и полностью переписал две вставные песни.

Цикл из четырёх коротких драматических отрывков уже после смерти Пушкина стал называться “маленькими трагедиями”. Хотя герои пьесы не умирают, но их смерть от чумы почти неизбежна. В “Пире во время чумы” зарифмованы только оригинальные песни Пушкина.

Тема, сюжет и композиция

Страсть, которую изображает Пушкин в этой пьесе – страх смерти. Перед лицом неминуемой гибели от чумы люди ведут себя по-разному. Одни живут так, будто смерти не существует: пируют, любят, наслаждаются жизнью. Но смерть напоминает им о себе, когда телега с мёртвыми проезжает по улице.

Другие ищут утешения в Боге, смиренно молясь и принимая любую волю Божью, в том числе и смерть. Таков священник, уговаривающий пирующих разойтись по домам и не осквернять памяти умерших.

Третьи не хотят быть утешенными, они в поэзии, в песнях переживают горечь разлуки, смиряются с горем. Это путь шотландской девушки Мери.

Четвёртые, как Вальсингам, не смиряются со смертью, но побеждают страх смерти силой духа. Оказывается, страхом смерти можно наслаждаться, потому что победа страха смерти – это залог бессмертия. В конце пьесы каждый остаётся при своём: священник не смог переубедить пирующих во главе с председателем, они же никак не повлияли на позицию священника. Только Вальсингам глубоко задумывается, но, скорее всего, не о том, хорошо ли он поступил, когда не пошёл за священником, а о том, сможет ли он и дальше противостоять страху смерти силой своего духа. Этой финальной ремарки у Вильсона нет, её вводит Пушкин. Кульминация, момент наивысшего напряжения (минутная слабость Вальсингама, его порыв к благочестивой жизни и к Богу), не равна здесь развязке, отказу Вальсингама от этого пути.

Герои и образы

Главный герой – председатель пира Вальсингам. Он смелый человек, который не хочет избегать опасности, а встречается с ней лицом к лицу. Вальсингам не поэт, но ночью он сочиняет гимн чуме: «Есть упоение в бою, И бездны мрачной на краю. » Председатель учится наслаждаться смертельной опасностью: «Всё, всё, что гибелью грозит, Для сердца смертного таит Неизъяснимы наслажденья – Бессмертья, может быть, залог!» Даже мысли о погибшей три недели назад матери и недавно умершей любимой жене не колеблют убеждений председателя: «Нам не страшна могилы тьма. »

Председателю противопоставлен священник – воплощение веры и благочестия. Он поддерживает на кладбище всех, кто потерял родных и отчаялся. Священник не приемлет другого способа противостояния смерти, кроме смиренных молитв, которые позволят живым после смерти встретить на небесах возлюбленные души. Священник заклинает пирующих святою кровью Спасителя прервать чудовищный пир. Но он уважает позицию председателя пира, просит у него прощения за то, что напомнил ему об умерших матери и жене.

Молодой человек в пьесе – воплощение жизнерадостности и энергии молодости, не смиряющейся со смертью. Пирующие женщины являют собой противоположные типы. Печальная Мери предаётся тоске и унынию, вспоминая счастливую жизнь в родном доме, а Луиза внешне мужественна, хотя и пугается до обморока телеги, наполненной мёртвыми телами, которую везёт негр.

Образ этой телеги – это образ самой смерти и её посланника – чёрного человека, которого Луиза принимает за демона, чёрта.

Конфликт

В этой пьесе конфликт идей не приводит к прямому противостоянию, каждый остаётся при своём. Только глубокие раздумья председателя свидетельствуют о внутренней борьбе.

Художественное своеобразие

Сюжет пьесы полностью заимствован, но лучшие и главные части в ней сочинены Пушкиным. Песня Мери – лирическая песня о желании жить, любить, но невозможности сопротивляться смерти. Песня председателя раскрывает его мужественный характер. Она – его жизненное кредо, его способ противостать страху смерти: «Итак, хвала тебе, Чума, Нам не страшна могилы тьма. »

Трагедия Пир во время чумы (Пушкин А. С.)

В отличие от других трагедий в «Пире во время чумы» внешнее драматическое действие еще более ослаблено. Герои произносят монологи, поют песни, ведут диалог, но не совершают никаких поступков, способных изменить ситуацию. Драматизм перенесен в мотивы их поведения.

И вот тут оказывается, что причины, приведшие участников на пир, глубоко различны. Пир для Молодого человека — средство забвения: он предпочитает вовсе не думать о мраке могилы и предаться наслажденьям.

Луиза явилась на пир из страха одиночества.

Ей надо быть с людьми» чтобы опереться на них. Внутренне она не подготовлена к испытанию смертью.

Лишь Мери и Вальсингам находят силы для противоборства разбушевавшейся стихии.

Песня Мери воспроизводит отношение народа к бедствию. В «унылой и приятной» пастушьей песне есть своя мудрость: сознание народного горя и прославление самопожертвования. Отказ от своей жизни во имя жизни и счастья близкого и любимого человека — вот идеал, утверждаемый в песне Мери. Забвение себя сочетается в песне.Мери с исключительным чувством любви. И чем сильнее самоотвержение, тем острее любовь, не угасающая и после смерти:

А Эдм он да не покинет Дженни даже в небесах)

Мери выражает ту истину, что любовь способна побороть смерть. Она поет о том, как жаждущая любви Дженни мечтает о соединении с любимым за пределами земного бытия. В песне Мери слышится и трогательная забота о близких, и грусть о некогда процветавшей стороне. Мери мечтает о возрождении жизни.

Однако сама Мери лишена «голоса невинности». В ней живет лишь стремление к чистоте и красоте самоотреченья. Песня Мери — песня кающейся грешницы.

Только Вальсингам осознает всю остроту ситуации и смело бросает вызов смерти. В торжественно-трагическом гимне Председателя человек противополагает смерти, опасности свою волю. Чем грознее удары судьбы, тем яростнее сопротивление ей. Не смерть прославляет Пушкин в обликах Зимы и Чумы, а способность и готовность человека к противостоянию. Вызов слепым стихиям приносит человеку наслаждение своим могуществом и ставит его вровень с ними. Человек как бы преодолевает свое земное бытие и наслаждается своей мощью:

Есть упоение в бою,

И бездны мрачной на краю,

И в разъяренном океане,

Средь грозных волн и бурной тьмы,

И ИГ аравийском урагане,

И в дуновении Чумы.

«Сердце смертное» в роковые минуты опасности обретает «бессмертья, может быть, залог». Песня Вальсингама — гимн бесстрашного человека, прославление героизма одинокой личности.

Вместе с тем Пушкин вложил гимн в уста «падшего духа». Как и Мери, Председатель кается в устройстве кощунственного пира («О, если б от очей бессмертных скрыть это зрелище!»). Вальсингам далеко не победитель, каким он предстал в гимне. Разум его повержен. Недаром он поет: «Утопим весело умы», а затем возвращается к той же мысли в ответе Священнику:

Читайте также:  Краткое содержание повести Валентина Распутина «Живи и помни»

. Я здесь удержан

Отчаяньем, воспоминаньем страшным,

Сознаньем беззаконья моего,

И ужасом той мертвой пустоты,

Которую в моем дому встречаю — И новостью сих бешеных веселий, И благодатным ядом этой чаши, И ласками (прости меня, господь) — Погибшего, но милого созданья.

Священник склоняет голову перед горем Председателя, но взывает к его совести. В его словах есть простая и мудрая правда. Пир нарушает траур по умершим, «смущает» «тишину гробов». Он противоречит обычаям. Священник, требующий уважения к памяти усопших, стремится увлечь пирующих на путь религиозного смирения, повторяя отчасти песню Мери:

Прервите пир чудовищный, когда

Желаете вы встретить в небесах

Утраченных возлюбленные души.

Он настаивает на соблюдении традиционных нравственных норм:

Ступайте по своим домам!

И хотя Священник своей проповедью и заклинаниями не достигает успеха, все же Вальсингам признает свое «беззаконье». В самом поведении Священника есть Нечто такое, что заставляет задуматься Председателя.

Воспевая героизм одиночества, презрение к гибели, достойную смерть, Председатель вместе с другими участниками пира отгородился от общей народной беды, в то время как Священник, не заботясь о себе, укрепляет дух в умирающих. Он среди них.

Однако позиция Священника не отменяет высокого личного героизма Вальсингама. Священник идет к людям во имя спасения их душ, успокоения их совести, чтобы облегчить страдания на небесах. Вальсингам же славит духовное мужество земного человека, который не хочет смиренно встретить смерть и не нуждается в постороннем ободрении, находя силы в себе самом. Личный героизм Председателя, таким образом, направлен на себя и пирующих, а Священник понимает подвиг и смысл человеческой жизни как безотчетное служение народу в дни бедствий. Вальсингам отстаивает внутренние возможности человека, Священник опирается на верность обычаям. Трагедия и состоит в том, что героизм Председателя лишен жертвенности ради людей, а гуманная самоотверженность Священника отрицает личную духовную отвагу простых смертных и потому подменяет ее проповедью смирения и авторитетом религии.

Пушкин понимал, что преодоление этого противоречия невозможно в современных ему условиях, но что такая задача выдвинута самим ходом истории. Пушкин не знал, когда и в какой форме человечество достигнет единства личных устремлений и общих интересов, но он доверялся течению жизни и оставил это противоречие неразрешенным. Он полагался также на могущество человеческого разума, поэтому, как и многие произведения 30-х годов, «Пир во время чумы» обращен в будущее.

Ремарка, заключающая «Пир во время чумы» — «Председатель остается погружен в глубокую задумчивость», — проясняет смысл пушкинской трагедии. Глубокая задумчивость Вальсингама — это и сознание духовной неустойчивости и потерянности, и размышление, над собственным поведением, и раздумья над тем, как преодолеть разрыв между замкнутой в себе героикой и мужественной самоотдачей человечеству.

Председатель больше не участвует в пире, но разум его пробужден. Открытым финалом последней пьесы, замыкающей цикл, Пушкин взывает к светлому сознанию, к его торжеству, к нравственной ответственности людей перед собой и миром.

Пушкинские «Маленькие трагедии» запечатлели глубокие нравственные, психологические, философские, социально-исторические сдвиги в многотрудном пути человечества. Герои «Маленьких трагедий», за исключением гениального Моцарта, терпят поражение, становясь жертвами соблазнов, искушений века и своих страстей. Как памятник животворящей силе искусства возвышается среди них вдохновенный Моцарт, жизнелюбивая духовность которого сродни его великому ваятелю.

Пушкин и социокультурные аспекты «Пира во время чумы»

Меню статьи:

Александр Сергеевич Пушкин написал мини-пьесу «Пир во время чумы», когда оказался как бы запертым в имении Большое Болдино из-за эпидемии холеры. Эта болдинская осень стала переломным этапом в жизни великого поэта. Пушкин собирался жениться на женщине, которую очень сильно любил и руки которой поэту пришлось довольно долго добиваться. Но капризы судьбы снова стали у Пушкина на пути. Дорога в Москву из-за карантина была закрыта, поэтому Пушкину больше ничего не оставалось, как отправиться в Болдино и просто ждать, пока эпидемия холеры утихнет. В этот период поэта переполняли чувства и одолевали сомнения. Желанная свадьба была уже намечена, но откладывалась на неопределенное время, поэтому взволнованное сознание творческого человека переполнялось эмоциями. И весь этот переизбыток чувств и страданий выливался в творчество. Эти три месяца жизни поэта стали невероятно продуктивными. Пушкин завершил работу над поэмой «Евгений Онегин», испробовал себя в прозе в «Повестях Белкина», написал поэму «Домик в Коломне», создал цикл «Маленькие трагедии», и, конечно, написал много лирических стихотворений.

Болдинский период в жизни русского поэта

Итак, как мы уже говорили, критики и литературоведы считают Болдинскую осень самым плодовитым периодом творчества поэта. 1830 год. Холера, подступившая к порогам Российской империи, совпала со временем подготовки к свадьбе. Пушкин давно намеревался жениться на красавице Наталье Гончаровой. В мае этого года поэт официально объявил о состоявшейся помолвке. Однако день венчания постоянно откладывался. Семья Гончаровых потерпела разорение, поэтому мать невесты переносила свадьбу, не желая выдавать девушку без приданого. Наконец, день свадьбы обозначили, но снова отсрочили – на этот раз из-за смерти дяди Александра Сергеевича и траура по этому поводу. Пушкин выезжает в направлении Болдино… где по дороге поэта и застал карантин по случаю эпидемии холеры.

В начале сентября Пушкин добрался до места назначения, в Болдино. Изначально писатель предполагал, что месяца будет достаточно на решение всех дел, однако в итоге пребывание в имени растянулось на всю осень. С тремя книгами и множеством идей в запасе Пушкин смело приступил к работе. Болдинской осени предшествовала ссора с будущей тещей – матерью Натальи, а также с отцом девушки. Ссора с родителями невесты оказалась настолько сильной, что Пушкин даже написал девушке, что она свободна. К слову, эта осень – не единственная пора, которую русский писатель провел в имении. Пушкин неоднократно приезжал в Болдино и после 1830 года. Как правило, поэт отправлялся в такие путешествия тоже осенью. По-своему продуктивным оказался для Пушкина и 1833 год, когда из-под его пера вышли строки «Медного всадника», «Пиковой дамы» и других текстов.

Стихотворение «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» является для Александра Пушкина как бы эпилогом всей его жизни. Поэт намеренно использует возвышенные эпитеты, величественный ритм и пафосный слог. Предлагаем читателям ознакомиться с анализом этого произведения.

Творчество Пушкина в этот период было не только самым плодотворным в жизни поэта, но и очень разносторонним. Пьеса «Пир во время чумы» появилась на свет, как перевод одного фрагмента из пьесы шотландского поэта Джона Вильсона «Чумной город». Джон Вильсон описывает трагические события 1665 года, когда Лондон оказался пораженным эпидемией чумы. Пушкин и раньше занимался переводом некоторых классических произведений, но «Пир во время чумы» представляет собой совершенно особый вид переводческого творчества. Из небольшого отрывка трехактной пьесы Джона Вильсона Пушкин сумел сотворить совершенно самостоятельное произведение, с ярко выраженными художественными достоинствами и со своей, абсолютно неповторимой, поэзией.

Краткая характеристика образов центральных действующих лиц «Пира…»

Пушкин, в вопросе классификации персонажей, пожалуй, выступает консерватором: в трагедии присутствуют лица первого плана и второстепенные фигуры. Среди действующих лиц первого плана – Председатель, которому автор противопоставил личность священника.

Образ Вальсингама

Это главный герой трагедии, Председатель. Вальсингам изображенным смелым человеком, который храбро смотрит опасности в лицо. Несмотря на то, что Председатель совсем не относит себя к лирикам, ночью Вальсингам придумывает гимн, посвященный эпидемии чумы:

Есть упоение в бою,
И бездны мрачной на краю…

Вальсингам считает, что смертельная опасность – это повод научиться новому способу получать удовольствие от жизни. Председатель пережил тяжелую потерю: Черная смерть унесла мать героя, а также супругу. Но даже это не поколебало настроя Вальсингама:

Все, все, что гибелью грозит,
Для сердца смертного таит
Неизъяснимы наслажденья –
Бессмертья, может быть, залог.

Таким образом, Вальсингам воплощает силу духа и настоящую отвагу.

Образ священника

Священник – это образ, который автор противопоставляет отважному Председателю. Святой отец воплощает благочестие и истинную веру, силу веры. Приходя на кладбище, священник старается поддержать людей, которые перенесли ужасную утрату – потеряли в эпидемии близких и любимых, родственников, детей, друзей. Живые люди мечтают встретить мертвых после смерти. Священник считает, что Черная смерть предполагает только один способ противостояния – молитву. Это смирение, когда человек склоняет голову перед смертью, признавая силу Бога. Пир, который устроил Председатель, возмущает священника, ведь это похоже на грех и попирание веры в Господа. В сердцах, святой отец напоминает Вальсингаму об умерших членах его семьи. Боль, которую священник этими словами причинил Председателю, не дает чистой душе святого отца покоя: в результате, герой приносит извинения.

Герои второго плана включают молодого человека, Мэри, а также девушку по имени Луиза.

Образ молодого человека

Юноша, полный жизненных сил и энергии, также нашел место на страницах пушкинской трагедии. Это символ молодости, страсти к жизни, которая плохо сочетается со смертью.

Образ Мэри

Девушка, которую Пушкин выводит в рядах второстепенных героев, пленяет задумчивостью и меланхолией – спутниками времени упадка. Что такое чума, как не декаданс? Когда-то жизнь Мэри радовала счастьем и весельем, теплом родного дома, но теперь все это превратилось в прошлое, в воспоминания. Девушка предается тоске и ностальгии.

Образ Луизы

Задумчивости и грусти Мэри противопоставлена сила и решительность Луизы. Однако на самом деле под внешней оболочкой неприступности, мужественности и непреклонности перед бедой скрывается тонкая и чувствительная натура девушки. Вопреки демонстрируемой силе, Луиза страшится повозки, на которой свалены мертвые тела. К слову, похожий образ использовали и братья Тавиани – режиссеры фильма «Декамерон» (2015 год). Образ повозки с трупами также важный элемент трагедии русского писателя – это символ смерти, демонического характера чумы.

Тематическое своеобразие «Пира во время чумы»

Основной темой пьесы выступает самое древнее и, наверное, вечное чувство – страх смерти. В городе, наполненном смертью, привычный уклад жизни кардинально меняется. Все иллюзорное и лицемерное отступает перед единственным желанием человека – просто выжить. Да и сами люди, перед лицом смерти, словно оголяют свою истинную натуру. Кто-то ищет утешения и спасения в Боге, в религии и вере, смиренно принимая ниспосланную волю Божью, погружаясь в молитву. А другие всеми силами стараются игнорировать это ликование смерти вокруг: эти люди пытаются жить так, словно смерти не существует вовсе. Продолжая пировать, придаваться любовным утехам, просто наслаждаясь жизнью, жители города готовы бросить вызов самой Смерти.

Итак, Пушкин изображает город, который охватила чума. Группа молодых людей решает устроить пир прямо посреди улицы. Юноши и девушки накрывают стол праздничной едой и вином, поют песни и стараются не обращать внимания на зловещие действия чумы.

Первый тост пирующие поднимают за умершего от чумы шута. Но оплакивать мертвеца герои не спешат:

Но много нас еще живых, и нам
Причины нет печалиться. Итак,
Я предлагаю выпить в его память
С веселым звоном рюмок, с восклицаньем,
Как будто б был он жив…

Пир как игнорирование смерти

С таким весельем и оптимизмом начатое пиршество продолжается пением. Но песня получается совсем невеселая. Молодая девушка поет грустную песню о былых временах и фатальной победе смерти. Должного настроения и прежней беззаботности вернуть молодым людям не удается. Как бы сильно герои не старались отвлечься от трагической реальности, страшная действительность спешит напомнить пирующим о себе. Телега с умершими от чумы людьми проезжает мимо пирующих. И, казалось бы, только минуту назад некоторые гости переполнялись отвагой и силой духа, но, увидев телегу с мертвыми, герои сразу лишаются чувств.

Ага! Луизе дурно; в ней, я думал,
По языку судя, мужское сердце.
Но так-то – нежного слабей жестокий,
И страх живет в душе, страстьми томимой.

Противостоять самой смерти – задача совсем непростая. Этот противник не обращает внимания ни на твердость духа или мужество, ни на веселость или жизнерадостность, ни на остроумие или образованность, ни на возраст. Собравшиеся на пир люди это чувствуют, но страшатся признаться в этом даже себе.

«Повести Белкина» – это первое завершенное произведение Пушкина, относящееся к прозе, а не к поэзии. Дорогие читатели! Предлагаем ознакомиться с этим произведением, где в каждой повести автор рассказывает об одном из пороков общества пушкинского времени, на примере из жизни якобы реального героя.

Некоторые из героев уже успели потерять близких или родных. Боль потери и страх, как перед смертью, так и перед необходимостью жить без близких людей, заставляет героев пушкинского произведения покинуть свои мрачные дома и устроить пир посреди улицы. Кто-то пытается хотя бы на какое-то время отвлечься от смертельной опасности, кто-то хочет забыть о боли утраты, поэтому пир продолжается.

Образ чумы в творчестве Пушкина

Пушкин – не первый поэт, обратившийся к образу чумы. «Черная Смерть» и ранее пленяла воображение литераторов. Пожалуй, самым известным певцом чумы называют Джованни Боккаччо – итальянского писателя, автора «Декамерона». Можно провести параллели между событиями «Декамерона» и «Пиром во время чумы». В первом произведении прослеживается похожий мотив: юноши и девушки бегут от смерти, уезжая из охваченной чумой Флоренции в деревню. Здесь, в старой вилле герои «Декамерона» прячутся – от страха, от болезни, от прошлого, от боли и утраты, отчаяния и ужаса. Юноши и девушки по очереди рассказывают истории, коротая время, пекут хлеб, купаются в ближайшей реке. У Пушкина, безусловно, события выглядят более трагичными, юмора здесь почти нет. Однако идея, во многом, повторяет написанное Боккаччо.

Читайте также:  Роман Вальтера Скотта «Айвенго»: история создания и краткое содержание по главам

Желая развеселиться, пирующие просят Председателя спеть гимн в честь чумы. Этим гимном поэт старается не возвысить или расхвалить смертельные образы Зимы и Чумы, а, скорее наоборот, обращает внимание на возможность человека достойно противостоять им. Стихии слепы и могущественны, однако, человек имеет и способность, и готовность вступить с ними в борьбу на равных и даже одержать победу.

Все, все, что гибелью грозит,
Для сердца смертного таит
Неизъяснимы наслажденья –
Бессмертья, может быть, залог!
И счастлив тот, кто средь волненья
Их обретать и ведать мог…

Поэт выражает благодарность убийственной Чуме за то, что смертельная опасность способна заставить человека проявить истинные благородные качества: храбрость, мужество, силу духа и человеческое достоинство. Но смогут ли все герои достойно принять уготованный судьбой жребий?

Образы веры и пира: религия во время Чумы

Священник, увидев пиршество, выражает возмущение и требует немедленно прекратить пир и отправиться по домам, чтобы в мрачной тишине оплакать унесенные чумой жизни. Но молодые люди категорически не соглашаются со святым отцом. Председатель объясняет священнику причину «безбожного» поведения собравшихся на пир:

Дома у нас печальны – юность любит радость…

Когда вокруг смерть и слезы, очень важно сохранить здравый рассудок. Чувство безысходности и отчаяния терзают душу. Близких, погибших от чумы, уже не вернуть. Как смириться с потерей и жить дальше? Ответа на этот вопрос выжившие люди пока не знают. Да и смогут ли герои пушкинского произведения выжить в этой схватке с чумой? – Никому не известно. Призывы священника прекратить пир не убеждают собравшихся людей. Страх наполняет души мужчин и женщин. Герои «Пира…» все еще надеются, что даже такое сомнительное веселье сможет отогнать этот холодный ужас приближающейся смерти. Эти молодые люди собрались вместе на пир, чтобы помочь друг другу перебороть страх. Люди понимают, что смерть уже вьется вокруг праздничного стола: возможно, смерть уже нацелилась на жизни пирующих, но пока что жители этого города живы. Еще есть время выпить бокал хорошего вина и насладиться приятной песней. Свой выбор герои уже сделали.

Композиционные и стилистические нюансы «Пира…»

Согласно определению, жанр пушкинского произведения – трагедия. Часто у читателей возникают вопросы о том, в чем же состоит разница между трагедией и драмой (конечно, если говорить о драме как о жанре, а не как о роде литературы). Драма предполагает тяжелую судьбу для действующих лиц повествования, но трагедия непременно соседствует со смертью. Пушкин обращается к смерти как к центральному образу произведения, а также к ужасу, который несет это явление, к страху, который вызывает. Здесь логично обратиться к философии и вспомнить французского философа Жильбера Дюрана. Мыслитель посвятил глобальный труд по антропологии вопросу о страхе смерти и страхе перед временем. По мнению Дюрана, человек, используя культурные инструменты (символы, образы, знаки, ритуалы, искусство, войну и т. д.), старается победить смерть и время. Искусство – один из способов устранить страх смерти. Еда – тоже возможный путь это сделать. Пушкин соединяет образы еды и веселья, намекая на смех как механизм борьбы с ужасом. Человек смеется в лицо смерти, выражая презрение и смелость, констатируя отсутствие страха. И хотя Пушкин не говорит прямо, что герои умирают или умрут, однако читателю ясно, что смерть персонажей «Пира…» неизбежна.

Структурно произведение включает четыре небольшие части, которые – уже посмертно, после кончины автора – прозвали «маленькими трагедиями». Дело в том, что эти драматические фрагменты вполне самостоятельны и могут существовать автономно.

В центре пьесы – не только изображение страха смерти, философские размышления о том, как сохранить рассудок при созерцании ужасов. Также в «Пире…» налицо присутствует конфликт: есть несколько групп персонажей, которые выражают кардинально противоположные интересы. Несмотря на это, никто из героев не переходит на сторону «вражеских» принципов, оставаясь при старом мнении. Кроме внешней борьбы, в трагедии прослеживается и борьба внутренняя (на примере фигуры Председателя).

Выводы, которые напрашиваются после прочтения трагедии

Пушкина всегда сильно беспокоили пороки общества. В своем творчестве писатель часто старался привлечь внимание современников к проблемам, которые, на первый взгляд, кажутся обычной нормой жизни. Человек не может состоять из одних достоинств, недостатки присущи каждому из рода людского. Но главная задача человека – сделать правильный выбор между добром и злом, между силами, которые в живут в душе. В обычной жизни некоторые люди весьма искусно притворяются благодетельными. Но даже малейшие жизненные неурядицы способны превратить уважаемых членов общества в негодяев и подлецов.

В критической ситуации, когда приходится выбирать между жизнью или смертью, самое важное – до конца оставаться человеком. Сохранить в душе доброту, сострадание, милосердие и человечность могут только самые достойные. Страх способен полностью разрушить все хорошее в человеке. Вопрос выбора постоянно стоит перед каждым из нас. Что предпочесть – скупость или доброту, зависть или благодушие, похоть или скромность, страх или мужество? Это приходиться решать в жизни постоянно. Поставить на первое место не собственное благополучие, а интересы страны, общества или будущих поколений – вот правильный выбор. От этого выбора зависит, какое будущее ждет наших детей. Критические ситуации будут постоянно преследовать человека, так пусть поступки наших предков подскажут правильный выбор.

Трагедия «Пир во время чумы» Пушкина: краткое содержание, анализ и смысл трагедии

В трагедии «Пир во время чумы» изображено застолье людей, оплакивающих своих родных и близких, погибших от чумы. Пирующие сплачиваются перед лицом общей смертельной угрозы, обретая прибежище друг в друге. Это позволяет им на время отрешиться от постигшего их горя. Страх вернуться в опустошенные чумой дома вынуждает собравшихся проигнорировать призывы проходящего мимо священника остановить пир, неуместный в дни траура по погибшим.
Отличительной чертой пирующих является ощущение своей принадлежности одному кругу:
«Он выбыл первый из круга нашего», – причисляет Джаксона к общности собравшихся председательствующий на пиру Вальсингам.
Всех собравшихся, чтобы оплакать погибших, объединяет принадлежность к числу живых:
«Много нас еще живых», – пытается сплотить компанию один из пирующих.
Заметим, что чувство принадлежности к одной общности на какое-то время обособляет пирующих от окружающего мира. Во время застолья людям удается забыть о постигших их бедах:
«Как от проказницы Зимы, запремся также от Чумы!» – призывает всех председательствующий дистанцироваться от напастей.
При этом после непростого разговора с проходящим мимо священником Вальсингам обособляется вообще от всего:
«Председатель остается, погруженный в глубокую задумчивость».
Не будучи в силах пережить горе в одиночку, люди испытывают потребность в поддержке и принятии друг друга:
«Сестра моей печали и позора, приляг на грудь мою», – принимает Мэри оскорбившую ее Луизу как свою сестру.
Равным образом председательствующий на пиру принимает как должное нелицеприятные речи священника:
«Слышу голос твой, меня зовущий, – признаю усилья меня спасти. старик! Иди же с миром», – признает Вальсингам уместность призывов священнослужителя.
Между тем собравшиеся отвергают то, что им приходится не по нраву. Так, Вальсингам отказывается последовать за священником, несмотря на всю уместность его доводов:
«Зачем приходишь ты меня тревожить? Не могу, не должен я за тобой идти».
Вслед за председательствующим прочие пирующие также отвергают призыв священнослужителя остановить застолье:
«Вот проповедь тебе! Пошел! Пошел!» – гонят люди старика.
Обращает на себя внимание, что поначалу все участники застолья ведут себя практически идентично:
«Наш общий хохот славил его рассказы», – дружно веселились все над шутками Джаксона.
Заметим, что председательствующий всячески поощряет идентичность поведения пирующих:
«Бокалы пеним дружно мы», – рад единению людей Вальсингам.
В то же время отдельные персонажи держатся так, словно они отчуждены от остальных, равно как и от самих себя. Так, жесткая манера общения Луизы чужда ее женской природе:
«В ней, я думал, по языку судя, мужское сердце», – подмечает Вальсингам противоестественность поведения женщины.
Для сравнения, проходящий мимо священник осуждает пирующих, напоминая им, что время траура чуждо веселью:
«Средь бледных лиц молюсь я на кладбище – а ваши ненавистные восторги смущают тишину гробов», – неуместно застолье, по мнению священнослужителя.
Собравшись оплакать «утраченных возлюбленные души», персонажи признаются в любви к тем, кого они поминают. В частности, тоскуя по погибшим родителям, которые «свою любили слушать Мэри», исполнительница песни представляет себя «поющей у родимого порога».
Для сравнения, председательствующий оправдывает поведение пирующих любовью к естественным утехам:
«Дома у нас печальны – юность любит радость», – замечает герой.
Любовь Вальсингама к своей супруге настолько сильна, что он «бредит по жене похороненной».
Вместе с тем некоторых персонажей охватывают и противоположные чувства. Например, Луиза в порыве ненависти внезапно набрасывается на Мэри:
«Ненавижу волос шотландских этих желтизну», – выражает женщина неприязнь по отношению к исполнительнице песни.
Равным образом священнику ненавистен «безбожный пир»:
«Ваши ненавистные восторги смущают тишину гробов», – разгневан священнослужитель неуместным поведением пирующих.
Таким образом, анализ трагедии Пир во время чумы показывает, что ее персонажам присущи стремления к принадлежности, принятию, идентичности и любви. Напомним, что названные потребности относятся к консолидирующему типу.
Между тем героев охватывают и противоположные состояния: обособленность, отвержение, отчужденность, ненависть.
Персонажей произведения отличает не только характерный набор стремлений, но и способ реализации своих намерений.
К примеру, ценя принадлежность всех собравшихся к одному кругу, председательствующий на пиру опекает Луизу:
«Луизе дурно. . Брось, Мэри, ей воды в лицо. Ей лучше», – заботится о женщине Вальсингам.
При этом, будучи не в силах самостоятельно преодолеть свои страхи, Луиза просит окружающих помочь ей:
«Ужасный демон приснился мне . Он звал меня в свою тележку. . Скажите мне: во сне ли это было?» – обращается женщина за советом.
Вальсингам как должное принимает призыв священника оставить пир, однако от подобного шага его удерживает страх вернуться в свой опустевший дом:
«Я здесь удержан отчаяньем, воспоминаньем страшным. и ужасом той мертвой пустоты, которую в дому своем встречаю», – держится круга собравшихся председательствующий.
Характерно, что нелицеприятные речи священника у всех вызывают желание отделаться от докучающего им человека:
«Ступай, старик! Ступай своей дорогой!» – сторонятся пирующие мешающего веселью старика.
Считая, что все собравшиеся думают по поводу Мэри идентичным образом, Луиза ссылается на некое обезличенное мнение:
«Не в моде теперь такие песни!» – как бы от общего имени высказывается женщина.
Для сравнения, председательствующего на пиру охватывает особое, обычно не свойственное ему состояние:
«Мне странная пришла охота к рифмам впервые в жизни», – отмечает необычность своего желания Вальсингам.
Сильно любивший свою жену председательствующий поглощен глубоким горем, переживая потерю близкого человека:
«Где я?» – вопрошает охваченный внезапным видением Вальсингам, не сознающий, что с ним происходит, от чего присутствующие полагают, что «он сумасшедший – он бредит».
Для Вальсингама болезненно всякое напоминание о гибели его любимой супруги, а потому он просит священника оставить его наедине со своими переживаниями:
«Клянись же мне. оставить в гробу навек умолкнувшее имя! . Отец мой, ради Бога, оставь меня!»
Тем самым проведенный анализ характеров персонажей трагедии «Пир во время чумы» показывает, что ее героям присущи консолидирующие потребности. Персонажи различаются как видами стремлений, так и способами реализации своих намерений, сопряженными с чертами характера.
Героев произведения объединяет принадлежность одному кругу. Персонажи опекают тех, кто не способен самостоятельно справиться со своими проблемами. Вместе с тем некоторые герои держатся обособленно от прочих.
Большинству персонажей свойственно принятие окружающих такими, какие они есть. Собравшихся удерживает за столом общее горе – потеря близких людей. При этом пирующие отвергают обращенные к ним призывы разойтись. Нелицеприятные речи священника вызывают у всех лишь желание отделаться от докучающего им человека.
В произведении подчеркивается идентичность поведения большинства персонажей. В отдельных случаях герои говорят от общего имени, как бы высказывая обезличенное мнение. Вместе с тем поведение отдельных персонажей выделяется своей особенностью. Например, священник напоминает собравшимся, что их неуместное поведение чуждо подобающему случаю трауру.
Персонажи признаются в любви к тем, кого они поминают. Некоторые герои особенно глубоко поглощены переживаниями потери своих родных. Гневные обличительные речи священника настолько раздражают собравшихся, что они просят того оставить их в покое.

Анализ персонажей характеристика сюжета трагедии Пир во время чумы.

Ссылка на основную публикацию